Андрей Курятков (a_kuryatkov) wrote,
Андрей Курятков
a_kuryatkov

Александр Медведев. 300 миллионов для диктатуры пролетариата.


Александр Александрович Медведев (1891 — 1971)  кадровый офицер Русской Императорской армии, участник Первой Мировой войны, военспец в РККА.  фото отсюда

Воспоминания  бывшего командующего войсками Котласского и Вятского районов, начальника особой Вятской дивизии, члена КПСС с марта 1917 года.

  Дело было  Котласе, небольшом городе на Северной Двине. К нему было приковано внимание великого Ленина.
Это объяснялось рядом причин. Во-первых, угрозой, которую создавали городу англо-франко-американские интервенты. Захватив Мурманск и Архангельск, они рассчитывали быстро пройти по Северной Двине  до Котласа, чтобы где-то в районе Вятки соединиться с белочехами и пойти на Москву. Во-вторых, в Котласе было огромное скопление боеприпасов (артиллерийских снарядов патронов, взрывчатых веществ) и всякого рода ценностей, своевременно эвакуированных из Архангельска.


     Павлин Федорович Виноградов только что прибыл из района Дв. Березника, и мы с ним были по горло заняты созданием речной флотилии, чтобы двинуть ее навстречу врагу. На торговые суда втаскивались мешки с песком, железные листы, орудия и пулеметы. В такой момент в наш штаб явился член архангельского губ исполкома В.Н. Костылев и доложил мне, что он доставит сюда на барже деньги государственного банка. Более трехсот миллионов, из них 60 миллионов золотом и процентными бумагами.

     Эти огромные суммы попали в Архангельск из Петрограда, куда их банкиры тайно перевезли вскоре после Октябрьской революции с расчетом переправить за границу.  Мы с Павлином Федоровичем приняли меры, чтобы сохранить в тайне содержимое прибывшей баржи. Но, несмотря на это слух о деньгах распространился. Отряд балтийских моряков, готовившийся к выступлению, заволновался.  Матросы окружили меня. Многие готов были силой произвести дележ. Понять их можно было: все они по несколько месяцев не получали жалованья. К счастью, ни кто из них не узнал, где хранятся деньги.

    Учитывая положение матросов (их было до полутора тысяч) , я выделил им 250 тысяч рублей, 8 миллионов оставил в Котласском банке. Встал вопрос: как доставить деньги в Вологду, откуда М.С. Кедров немедля переправит их в Москву. Ведь у советского правительства такая нужда в деньгах! Я понял это, будучи в Москве, когда В.И. Ленин беседовал со мной, направляя меня на север.
Мы с Павлином Федоровичем прикидывали, как лучше отправить деньги. Поездом? Очень рискованно. Во время погрузки в вагон могут разыграться страсти анархистов и несознательных людей. К тому же белочехи могут перехватить деньги на железной дороге. Оставался один выход – доставить их по воде. Прицепить баржу к буксиру и по реке Сухоне тянуть ее в Вологду.

      Но кому это доверить?  После долгих раздумий мы остановились на двух кандидатурах; Александре Никитовиче Груздеве и Павле Павловне Поздеевой.  (Павла позже стала женой Александра Груздева). Груздев был начальником узла связи войск Котласского района, а Павла – сотрудницей узла. С первых дней они хорошо зарекомендовали себя. Надо было срочно обеспечить связь штаба с отрядами, военными и гражданскими учреждениями. Александр сам тянул провода, а Павла помогала ему.
Помню, пригласил я их к себе в каюту и этаким таинственным голосом говорю:

    - Есть очень важное задание. Решили поручить его вам.
    - Что ж, выполним, товарищ командующий, - просто сказал Груздев.
    - Конечно, выполним, - взглянув сначала на меня, подтвердила Павла.

    Меня глубоко тронули их ответы, в которых чувствовалась решимость. Не спросив о существе задания, а уж сказали о своей готовности его выполнить. «Такие люди, значит, пойдут на все», - подумал я и тут же рассказал им, что надо сделать.

     - Ну, тоже мне важность, -засмеялась Павла, - баржу сопроводить, а я то думала что-нибудь такое…
Она тотчас смолкла, встретив укоризненный взгляд Александра, лицо которого сделалось серьезным.  Когда я пришел в затон, где стояло много всевозможных пароходов и барж , чтобы проводить юношу и девушку в путь, то заметил у них деловую сосредоточенность. Они набросали на палубу еловых веток и терпеливо ждали отправки.  Глядя на них, я думал: неужели они знают, чем начинена эта баржа? Где-то в глубине души у меня зашевелилось чувство угрызения совести, но я тут же заглушил его: никому нельзя говорить о деньгах, ведь такая уйма!

     4 августа у меня были еще одни важные проводы: уходила вниз по Северной Двине речная флотилия под командованием Павлина Федоровича Виноградова.

    Томительно тянулись дни ожиданий, полные тревог и волнений. Первое радостное сообщение пришло от Павлина Федоровича. Он провел смелый налет на Дв. Березник,  ставший базой судов интервентов, и нанес противнику большой урон.
А как с деньгами? Вскоре явились Александр с Павлой. Я кинулся к ним, взволнованный:

    - Ну как, что?
    - Все благополучно, товарищ командующий. Копейка в копейку, а товарищ Кедров руки нам жал.  Оказывается, они еще здесь знали, с каким грузом едут. У меня краска прилила к щекам. Напрасно, выходит я секретничал. Деньги, доставленные  Советскому правительству,  сыграли исключительную роль в обороне республики.  Мне известно, например, что только части их хватило на обмундирование целой конной армии С.М. Буденного.

     Когда я вспоминаю о подвиге Груздевых, то невольно думаю: существуй тогда у нас награды, наверняка оба были бы Героями Советского Союза…

Прошло много лет. Александр Никитович, в последнее время персональный пенсионер, умер. А Павла Павловна Груздева живет в городе Котельниче на ул. Советской.

(Воспоминания записанны в 1960х годах)

Tags: Гражданская война, Котлас, Медведев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments