Андрей Курятков (a_kuryatkov) wrote,
Андрей Курятков
a_kuryatkov

Category:

"Мелочи жизни" советских центральных гостиниц.


Киров. Гостиница "Центральная" 1938 г. фото с сайта pastvu.com

     Каждый, кто несколько лет не был в Кирове, сейчас буквально не узнает города. Приведенные в порядок центральные улицы, ряд новых многоэтажных жилых домов, новые школы, хороший - дом связи, прекрасное здание гостиницы, многочисленные стадионы - все это делает  город неузнаваемым. И обидно, когда нераспорядительность (если не сказать больше!) отдельных работников, не заботящихся о так называемых «мелочах жизни», мешает полноценно использовать все эти достижения…
Особенно остро это чувствует приезжий. За примерами идти недалеко.

   Многоэтажное здание гостиницы смело могло бы служить украшение любого, даже столичного города. Немало средств потрачено и на внутреннее оборудование его.  Но  «мелочи»...
     Человек только что с  дороги. Хочется принять   ванну. Но гостиница не  имеет каких-то деталей для насоса, поэтому в номерах нет горячей воды, в гостинце нет ванны.                  
      Неизвестно из-за отсутствия каких деталей целый ряд номеров до сих пор не имеет самого необходимого: весь 4-й этаж, например, без шкафов и зеркал, во многих комнатах нет умывальников, кое-где — настольных ламп.

    На весь огромный дом (130 номеров) есть лишь один телефон (второй — в кабинете директора, в счет не идет, ибо он всегда под запором). О телефонах в каждом номере не приходится и мечтать (хотя на складе гостиницы для этой цели есть около 150 телефонных аппаратов). Считается невыполнимым даже такое дело, как установка по одному аппарату на этаж. И даже единственный в гостинице телефон находится не в особой будке, а в общем вестибюле, у входа. Любые разговоры, деловые, личные, приходится вести «при всем честном народе».
Даже такая простая вещь, как организация в гостинице киоска с литературой, журналами, газетами, по словам администрации, наталкивается на непреодолимые препятствия. Так и не читают газет приезжие...

     Объяснения администрации стереотипны: мы бессильны заставить горкомхоз, телефонная станция наше  заявление маринует, Союзпечать не хочет открывать здесь киоск и т. п.

    Но ведь есть в городе организации, которые могут воздействовать на горкомхоз, и на телефонную   станцию,  и на Союзпечать, и    даже на    горсовет. Им стоит обратить внимание на все  эти дела. Не такие уж это «мелочи» - если вдуматься...
Заслуживают внимания финансовые  «принципы», которыми руководствуются в гостинице: за
недооборудованвый   номер   берут полным  рублем. Так, в номерах люкс нет не только ванны
или уборной, но даже умывальника, которые есть во   многих обычных комнатах. Тем не менее
с клиентов берется  «цена-люкс».


   Есть при гостинице и бар-ресторан. Впрочем, о нем надо говорить особо. Может быть, обилие жалоб, которые почти «ежедневно пополняют книгу предложений ресторана, наконец, подействует на чересчур «спокойных» рестораторов, и о них не придется писать...

Такой сервис был в лучшей гостинице Кирова в 1938 году.

Теперь про другую центральную гостиницу


 г. Новосибирск Центральная гостиница. 1930е

В новосибирской гостинице, 1936 год   из журнала kapuchin


Публикация в газете "Советская Сибирь" за 9 июня 1936 года.

Худая слава о новосибирской Центральной гостинице распространилась по всей стране. И. Эренбург «увековечил» ее в романе: «В номере нет ни зеркала, ни полотенца». А. Зорич в «Известиях» писал: «Уж очень невзрачная гостиница».

Теперь, правда, в ней можно найти и зеркало, и коврик, и чистое белье, есть даже настольные лампы. Сносная, как будто, обстановка: устраивайся, отдыхай, работай! Но нет, жильцы по-прежнему покидают её с неприятным чувством: лучше бы сюда не заезжать.

...Вы приехали в гостиницу глубокой ночью. Путешествие длинно и утомительно, вам не терпится завалиться в кровать. Но швейцар предлагает «посидеть на чемодане»: паспортиста нет 10-15 минут. Наконец, вы вручили паспорт, изложили в длинной ненужной анкете свою «родословную» и хотите занять номер. Не тут-то было: вы должны сходить в так называемую «дезокамеру», принять душ и принести оттуда справку, что вы действительно были в воде.

«Дезокамера» отталкивает вас своей грязью, но дежурная назидательно говорит: —Мойтесь! Культура — это чистота!

Пройдя сквозь «чистилище», вы вступаете в стандартный гостиничный «рай». Вот идет горничная. Вы просите, чтобы вас провели в номер? Нет, она уже сменялась, а другая еще «не заступила». Вам нужен ключ от комнаты? На контрольной доске ключа не оказалось, но все равно -- номер открывается любым другим ключом. Вы спрашиваете, как же оставлять в таком номере вещи?
— Ничего не случится, — успокаивает дежурная. — Воруют, но редко. Правда, обворовали летчика, у артиста стащили два костюма. ...Но где не бывает таких случаев?

Наконец, вы в номере, в кровати. Едва заснули, как в дверь стучат.
— В чем дело?
— Вы просили разбудить?
Утром выясняется, что вас разбудили вместо кого-то другого, а тот, другой, опоздал к поезду.

С утра в коридорах начинается шум, толчея: кричат уборщицы, чайницы, полотеры. Буфетчица стучится в ваш номер и спрашивает:
— У вас есть из буфета посуда?
— Нет, я только приехал.
Она «извиняется», но через две минуты опять приходит «за посудой».

В конце концов вы убеждаетесь, что в гостинице ни отдохнуть, ни поработать. Вы уходите из гостиницы — отдохнуть от вечного шума, грубостей и откровенного хамства. Но вас подстерегают еще большие неприятности.

Буфетчица, пользуясь отсутствием жильцов, забрала принадлежащую им посуду.
—Тарелки одинаковые, я спутала со своими, — оправдывается она. — Вы можете получать посуду, если она ваша. Но буфет уже переехал из гостиницы на Семипалатинскую, и за посудой придется прийти туда.

Буфетчица забрала вашу посуду, но кто стащил из номера ваши вещи — пальто и костюм? Кто успел побывать в вашем номере? Приходила какая-то «клопоморка», переворошила вещи в шкафу. В номере толпилась куча уборщиц (раньше номер убирала определенная горничная, которая только и имела право входить в комнату, а теперь сплошная обезличка). А может быть и совсем посторонние люди заходили - ведь один ключ подходит ко многим номерам.

Вы заявляете о пропаже директору М. Милютиной. Она мгновенно охватывает вас взглядом с головы до ног, подозрительно смотрит на ваши очки и тут же делает вывод:
- Я сомневаюсь, было ли у вас вообще когда-нибудь пальто.

Милютина невозмутима: она не поднимется в ваш номер, не ознакомится при каких обстоятельствах случилась кража, не позаботится сообщить в уголовный розыск. Её хватает только на то, чтобы снова повторить оскорбительный вопрос.

...А. Зорич писал в «Известиях» о том, что в гостинице создана «обстановка неуважения и пренебрежения к человеку», что «нужды постояльца не занимают гостиничную администрацию». Председатель Совнаркома РСФСР тов. Д. Е. Сулимов на февральской сессии ВЦИК, ссылаясь на этот фельетон, говорил, что «главный недостаток здесь кроется в отсутствии хозяйственного глаза, в неумении организовать дело, в отсутствии контроля за работой гостиницы». Но городской совет по-прежнему не интересуется «работой» гостиницы, где продолжают нарушать права жильца и больше того - оскорбляют достоинство советского гражданина.
Tags: 1930е, Гостиница, Киров
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments