Андрей Курятков (a_kuryatkov) wrote,
Андрей Курятков
a_kuryatkov

Categories:

За что Петра Оцупа исключили из Русского фотографического общества (РФО).


                                     Петр Адольфович  #Оцуп

(Отрывок из воспоминаний)

    Весь 1905 год я провел в Петербурге. Меня, как фоторепортера, целиком захватила стихия народного движения, я старался не пропустить ни одной демонстрации и забастовки. Таким взбудораженным я еще никогда не видел чинный бюрократический Петербург.

    На Галерной профессиональный союз фотографов открыл фиктивную фотографию, где устраивались нелегальные собрания. На случай визита околоточного в павильоне расставлялись скамьи, как будто для, групповой съемки, и  участники собрания рассаживались в чинных позах фотографирующихся. Эти любопытные моменты я и запечатлел.
Когда началась реакция, и полицейские творили расправу над революционным народам, снимать уличные сцены стало делом опасным. Приходилось всячески изворачиваться, чтобы обмануть полицейских ищеек. В начале 1906 года мне удалось снять усмирение «беспорядков» в Ульяновке, за Путиловским заводом. Я убедил казачьего   сотника, что  приехал фотографировать  пожарное депо,  а снял казаков, когда они понеслись  с поднятыми нагайками на толпу.


   Связи с профсоюзными организациями после 1905 года я уже не терял. В 1906 — 1907 годах издавался профсоюзный журнал под названием «Фотограф»*. Редакция этого журнала, помещавшаяся в Казачьем переулке [Казачий переулок дом 9], была по существу явочной квартирой. Кроме того в редакции имелся гектограф, на котором печатались прокламации, вкладывавшиеся в номера журнала.


Фотограф. Ежемесячный журнал, посвящённый защите профессиональных и правовых нужд фотографов-работников. СПб. 1907.



   Выпускать такое приложение было делом довольно рискованным, но мы были люди молодые, нетерпеливые и легко убедили себя, что дело ведется по всем правилам конспирации. Визит жандармов положил конец нашему предприятию.
Я просидел два с половиной месяца в одиночке Литовского замка и был выслан в Старую Руссу.



Жизнь в маленьком городке под полицейским надзором и, самое главное, в разлуке с фотоаппаратом была невыносимой. Я решил вернуться в Петербург. Началась жизнь, полная лишений: полуголодное существование, работа от случая к случаю, вечные тревоги и заботы беспаспортного.
*   *   *

    Лето 1917 г. я усиленно работал, задавшись целью создать фотографическую летопись нашей революции. Я снял все важнейшие события  и целую галерею политических деятелей. Первый съезд советов, демонстрацию 18 июня, июльские дни, Государственное совещание в Москве, всеобщую забастовку, первые красногвардейские отряды, гатчинский фронт, рытье окопов вокруг Петрограда в дни корниловского наступлении, кронштадтских моряков, прибывших для того, чтобы помочь рабочим столицы разгромить контрреволюцию.


Фото П. Оцуп.  Демонстрация в Петербурге, июль 1917 г  РГАКФД


Фото П. Оцуп. Демонстрация матросов в Петрограде. 1917 г  РГАКФД

   Зафиксировал я и такие эпизоды, например: как похороны четырех казаков, убитых с провокационной целью черносотенцами. В последний раз выползали из всех щелей черное духовенство, лавочники, переодетые полицейские, вся темная сила, бешено ненавидящая революцию. На похоронах, происходивших в Александро-Невской лавре, открыто велась погромная агитация. Любопытно, что эту церемонию почтил своим присутствием Керенский.
23 октября я был в здании государственной думы, в Таврическом дворце и слышал разговоры между  депутатами о забастовке  и о    том,  что большевики хотят захватить власть. Тотчас  же я поехал на Путиловский завод, где мне удалось снять стычку рабочих со штрейкбрехерами.

   То, что я услышали в Таврическом дворце, глубоко взволновало меня; я решил во что бы то ни стало запечатлеть грядущие события. 24 октября я снимал последний парад, который принимал жалкий шут, «главноуговаривающий» армией Керенский. Это был женский батальон,  выстроившийся у Зимнего дворца.

   Мои политические симпатия к этому времени были уже совершенно отчетливы. Это послужило причиной тому, что большинство моих собратьев по профессии отшатнулось от меня. Я был единственным из петроградских фотографов, присутствовавшим на II Всероссийском съезде советов.


Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов,
25—27 октября (7 — 9 ноября) 1917 года, Смольный, Петроград.

   За несколько дней до Октябрьского переворота я пришел в Смольный и предложил свои услуги. За это меня исключили из Русского фотографического общества. «Страшную» эту кару я перенес с легким сердцем. Совесть говорила, что я поступаю правильно, профессиональное мое чувство было захвачено новизной происходящего.


Фото П. Оцуп. Красноармейцы и революционные солдаты на охране Смольного, 1917 г.



__________________________________________________________________________________
* Фотограф — ежемесячный журнал. Издавался в Петербурге в 1907 (№ 1 вышел 18 января). Всего выпущено 5 номеров. Ред. М. А. Красовский, изд. В. И. Васильев.
Социал-демократический орган, призывавший к организованной борьбе трудящихся против капиталистов, за свои классовые интересы.
Ист.: Русская периодическая печать (1895 — октябрь 1917): Справочник. — М.: Гос. изд-во полит. лит., 1957

Tags: #Оцуп, 1910е, Рассказы о фотографах., Революция
Subscribe

Posts from This Journal “#Оцуп” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments