Андрей Курятков (a_kuryatkov) wrote,
Андрей Курятков
a_kuryatkov

Categories:

Самосуд крестьян. Казнь Гришки Серенкова. 1907 г.

Художник Виктор Тормосов  .jpg
Художник Виктор Тормосов  (фрагмент)


       Почти на самой границе царицынского уезда с камышинским лежит большое село Рыбинское. У одного из крестьян села ночью пропала из запертого амбара лошадиная сбруя и кое-какая одежда. Потерпевший заявил об этом на сельском сходе. Выслушав заявление о новой краже, старики на сходе заволновались.
     —  Это не иначе, как дело рук Гришки Серенкова, —загудела толпа:—он один у нас вор на все село! Довольно от него терпеть! Тюрьма ему не помогает, так мы сами поможем.
     —  Давайте, братцы, судить его сами, без всякой поблажки.
Настроение толпы повышалось с каждой минутой. Потребовали от старосты два ведра водки на общественные деньги. Послали за водкой—послали и за Серенковым, который явился на сход с самым беззаботным видом. Выпили водку и приступили к Серенкову.


     —  Признавайся Григорий: это ты спер вчера сбрую и одежду!
Серенков  забожился, что он невиновен и предложил сделать у него обыск.
     — Смотри Григорий,—кричала толпа,— если найдем у тебя что — убьем, как собаку, без жалости.
     —   Ищите,— смело заявил Серенков и повел всех к дому. —Только и я предупреждаю вас, что если вы у меня ничего не найдете, то и я буду рубить вам головы по очереди. Согласны?
    —  Согласны.
     Начался обыск. Перерыли весь дом Серенкова, амбары, сараи—ничего  подозрительно го не нашли. Собрались было уходить, но один подвыпивший крестьянин обратил внимание на лежавшую в конце двора большую кучу навоза, на которую были положены опрокинутые сани. Раскопали навоз, и под ним оказался прикрытый досками вход в подземелье. Проникли  туда и нашли пещеру, наполненную разным хлебом в зерне, лошадиные и коровьи шкуры, сбрую и много других краденых вещей, которые Серенков крал не только из своего села, но и из соседних сел в компании с двумя другими  сообщниками, назвать которых он отказался.
    — Ну, Григорий—заревела толпа:—теперь готовиться к смерти: одень чистую рубаху, помолись Богу, простись с женой и детьми.
Григорий в сопровождены толпы вошел в избу, помолился Богу, простился с женой и тремя детьми и, одев чистое белье, в одной рубахе и штанах был выведен крестьянами на площадь. Принесли огромный дрючек, и каждый из крестьян брал этот дрючек в руки и наносил удар по чему попало.
     После третья го удара он свалился на землю. Удары сыпались на лежачего. Собралось на площадь с женами и детьми почти все село с затаенным дыханием взирая на зверское истязание человека.
    Могильная тишина стояла над многолюдной площадью, только слышались глухие удары дубины о человеческое тело, глухой стон избиваемого, да отдаленный вой его жены и детей, запертых в своей избушке. Когда избиваемый превратился в изуродованный труп, казнь кончилась, и рыбинцы, удовлетворенные, возвратились к своим жилищам. Через день судебный следователь и врач производили вскрытие тела Серенкова, причем оказались все ребра и некоторые кости переломанными.

"Царицинский вестник" 1907 г

Tags: 1910е, Казнь, Самосуд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments