Андрей Курятков (a_kuryatkov) wrote,
Андрей Курятков
a_kuryatkov

Category:

В захолустье. Очерк. (отрывок) И. Гужавин

Л.В.Туржанский. Зимний пейзаж. На дровнях.jpg
Л.В.Туржанский. Зимний пейзаж. На дровнях.

    Ну, ну! бурко... Э!.. э!..милые... Так любезно   разговаривали мой   возница Харитон с парою   своих   доморощенных лошадей, точно с близкими ему людьми, переезжая    через реку С. Нолинскаго уезда. Но вдруг лошади взяли немного вправо, в сторону от дороги и мы неожиданно заехали в омут.

     Сани в   которых я   сидел постепенно стали наполняться   водой; дорожные  вещи все   подмочило   и я моментально вскочил на ноги и, чтобы не промочить их, встал на борта саней. Возница   влез на беседку и стал усиленно понужать   лошадей. Последние    стояли, точно вкопанные, не двигаясь   ни взад,    ни   вперед. Никакие энергические усилия и угрозы, со стороны возницы не страшили их, т. к. впереди сгруппировалась   груда крупного   льда,   образовавшего    из себя преграду,  чрез которую им невозможно было идти. Начинало уже вечереть. Сильный холодный ноябрьский ветер порывисто пел свою заунылую песню. По   небу    медленно плыли плотные, черные   массы облаков, обещавшая не то снег, не то дождь. Не веселые мрачные   картины одна за другой   рисовались в моем мозгу. Тревожное чувство страха беспокоило меня. Отчаяние  овладело душою. И я уже   каждую    минуту    с болью в сердце готовился к приему ванны, мечтая о ее неприятных и ужасных последствиях.

     Невдалеке от речки, на склоне   небольшого  холма, виднелась    маленькая   деревушка, в которую мы стали взывать о помощи. Чрез несколько  времени прибежал народ. С берега, на бок саней подали две жерди, по которым с искусством, балансируя руками, я перешел на берег. Затем начали вытаскивать лошадей. Но всё   приемы и усилия оказались  тщетными; забаррикадированные льдом сани, лошадям вести было не под силу; нужно было их  выпрячь и, растолкав баграми лед, вывести из воды. А для этого необходимо было,  по крайней мере, до половины туловища заходить в воду. Использовав все приемы, народ как бы растерялся, не находя другой более целесообразной помощи. У всех на лицах   замечалось выражение   какой-то апатии. Но вот из толпы выделяется более сметливый    мужичек и, подойдя к одному из своих соседей, говорит: —А штё кумша, айда, штё  будетъ! розуемся, да и зайдем в воду-ту, выпрегом лошадей-ту, дак оне выйдут любехочькё сами, чем нам сапоги-то, да   шабуры-то   мочить-то.— Да ведь холодно, пожалуй простудишша,—отвечал второй.—Ну, штё будет, айда буди, ведь Харитон-от Родивоныч на сороковку*  даст нам, —проговорил  первый,  посматривая в сторону возницы.—Ну да нельзя жо без этова, знамо дам, давайте разувайтёсь скорее, ответил Харитон. И  наши два кумши,  приободренные обещанием   Харитона, дать им на сороковку   водки,   живо скинули сапоги с шабурами  и смелым отважным шагом пошли к  лошадям в воду; моментально их выпрягли и вывели   на берег. А вслед затем и Харитон на санях при помощи снастей и общем  усилии народа был вывезен из воды. Таким образом непосильная задача разрешилась вполне благополучно, благодаря действую двух лиц, проявивших свое геройство за  сороковку водки. Вот по истине неподдельная черта   характера - добродушия   и простодушия.

     Оказавшись на сухом берегу,  Харитон наскоро запряг лошадей, но так как в санях все подмочило, то нам из деревни    притащили корзину сухого сена, которое я разложил в санях и на него уложил свои вещи. Э, милые!   крикнул возница на лошадей и, любезно попрощавшись с народом, мы поехали далее. Сани неровно  постукивали о застывшую твердую дорогу, покрывшуюся тонким слоем снега. Ветер уже начал утихать. Погода делалась холоднее.  Тысячи   ярких звезд весело посматривали с высоты небесной лазури. Чрез несколько времени мы приехали на станцию менять лошадей. По случаю большого разгона лошадей не оказалось  и мне предложили подождать до утра. Хотя и не совсем приятно было ждать так долго, но, примирившись с   неизбежностью своего положения, я   зашел в избу, куда немного погодя пришел и Харитон; посидев не более трех минут, он начал делиться впечатлениями своей поездки с хозяевами избы.—Ох, парень! вот уже 70 лет прожил, а такой оказии со мной ишшо не бывало, да кабы я знал, дак ишшо-бы ровно десять вёрст околицы сделал, да не поехал бы тут, а уж болнё-жо напужался...

_______________________________

Сороковка, русская мера объема жидкостей =1/40 ведра=0,31 л.

Tags: Вятка, Гужавин, Краеведение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments