Андрей Курятков (a_kuryatkov) wrote,
Андрей Курятков
a_kuryatkov

Categories:

Начало прокатной деятельности Госкино СССР в Вятке 1923 г. Часть 1.

Вятка, кинотеатр
г. Вятка кинотеатр «Прогресс» (1911-1955 г.) фото 1920х г.  ул. Володарского, 94 (до 1918 г. ул. Никитская).

   Зрительный зал кинотеатра был построен по театральному принципу, с партером и амфитеатром, но без лож и балкона.  Делился на три ценовых сектора (ряда), нумерации кресел не было.
    Как и в театре,  чем ближе к сцене (экрану), тем дороже  стоил билет,  в первом ряду было -70 мест, во втором - 162, в третьем - 144. Касса открывалась за один час до начала сеанса, запускать в зал начинали минут за 10 - 15. Гардероба, или как тогда говорили, вешалки, не было,  зрители заходили в верхней одежде,  занимая любое свободное место в своем ценовом ряду. Киносеансы сопровождало штатное  классическое трио (виолончель, скрипка, фортепиано). При кинотеатре имелся арендуемый буфет и киоск.
      Понедельник являлся выходным днем. Это был единый еженедельный выходной для всех работников театра, кино, цирка, эстрады и других зрелищных предприятий, начиная с сентября 1919 года. Никакие спектакли, концерты, репетиции, киносеансы, клубные развлечения, на всей территории РСФСР в этот день не допускались, не исключая лекций и докладов культурно просветительного характера, устраиваемых в театральных помещениях. [1] Но, судя по рекламе 1923 года, показы кино по понедельникам в "Прогрессе" иногда проводили.


После национализации кинематографической промышленности в 1919 году в стране, и передачи ее в ведение Наркомпроса [2], репертуар вятских кинотеатров почти престал обновляться, поступление новых кинолент сократилось.

   Зачастую, были слышны жалобы от зрителей, что один и тот же фильм показывали неделями. Афиш как в былые времена не печатали, касса справок о репертуаре не давала. Как только в зале гас свет, и на экране появлялись титры с названием, часть зрителей покидала зал, не желая смотреть старую картину.

    Из-за простоя и плохой посещаемости, помещения стали приспосабливаться для других целей, вместо кино, проводили всевозможные собрания, митинги, съезды, устраивали торги и показательные суды. В "Одеоне" разместился красноармейский клуб, а "Колизей" на короткое время стал центральным клубом железнодорожников, в котором ставили самодеятельные пьесы.

Вятка. Кинотеатр
г. Вятка. Кинотеатр "Одеон" ул. Энгельса, 38. После 1918 года, красноармейский клуб, затем клуб милиции, с августа 1929 года присвоено имя начальника 1 отделения милиции Н.К. Петухова

    При отсутствии должной охраны, "Прогресс" угодил в криминальные сводки. Из его фойе, ночью, было украдено большое стенное трюмо, стоимостью около 300 миллионов, (до реформы 1923 года). Что интересно, одним из громил, оказался надзиратель Вятского исправительного рабочего дома Матвей Марков. При задержании Марков был тяжело ранен выстрелом в бок.


 В начале 1920х годов большинство кинотеатров по стране были закрыты. Бездействовали не только кинотеатры, но и почти  все прокатные конторы.
На складах фотокиноотдела скопилось много неучтенных кинонегативов и позитивов.
Назрела необходимость инвентаризации и контроля кинохозяйства.

    Для этого 27 января 1922 года в Наркомпрос была отправлена следующая директива для фото-кино отдела от управляющего делами СНК Н.П. Горбунова продиктованная В.И. Лениным

«Наркомпрос должен организовать наблюдение за всеми представлениями и систематизировать это дело. Все ленты, которые демонстрируются в РСФСР, должны быть зарегистрированы и занумерованы в Наркомпросе. Для каждой программы кинопредставления должна быть установлена определенная пропорция:
а) увеселительные картины, специально для рекламы и для дохода (конечно, без похабщины и контрреволюции) и
б) под фирмой «из жизни народов всех стран» — картины специально пропагандистского содержания, как-то: колониальная политика Англии в Индии, работа Лиги наций, голодающие Берлина и т. д. и т. д. Нужно показывать не только кино, но и интересные для пропаганды фотографии с соответствующими надписями. Добиться, чтобы кинотеатры, находящиеся в частных руках, давали бы достаточно дохода государству в виде аренды, предоставить право предпринимателям увеличивать число номеров и вводить новые, но с непременной цензурой Наркомпроса и при условии сохранения пропорции между увеселительными картинами и картинами пропагандистского характера под названием «Из жизни народов всех стран», с тем чтобы промышленники были заинтересованы в создании и производстве новых картин. Им должна быть в этих рамках дана широкая инициатива. Картины пропагандистского и воспитательного характера нужно давать на проверку старым марксистам и литераторам, чтобы у нас не повторялись не раз происходившие печальные казусы, когда пропаганда достигает обратных целей. Специально обратить внимание на организацию кинотеатров в деревнях и на Востоке, где они являются новинками и где поэтому наша пропаганда будет особенно успешна».
17 января 1922 г.[3]

На основании этой директивы Наркомпросу предлагалось:
1) «...разработать программу действий и сообщить ее немедленно в Управление делами Совнаркома для доклада Владимиру Ильичу. 2) Через месяц представить в Управление делами Совнаркома доклад о том, что реально сделано во исполнение этой директивы и какие достигнуты результаты. 3) Немедленно сообщить — какие функции после издания последнего постановления СТО о киноделе остались за Наркомпросом и кому принадлежит непосредственное руководство за выполнением этих функций».[4]

 С приходом новой экономической политики, ситуация с прокатом стала меняться в лучшую сторону. Постепенно стали открываться давно не действующие кинотеатры и прокатные конторы. Особенно оживилась прокатная деятельность после Генуэзской конференции.  В результате ее был заключен Рапалльский договор между РСФСР и Веймарской республикой. Наладились торговые отношения с европейскими государствами. Советская Россия вышла из режима международной дипломатической изоляции.

Такое важное для страны событие агитотдел Вятского Губкома РКП(б) отметил докладом на тему "Внутренне и международное положение Советской Республики и Генуэзская конференция" в кинотеатре "Колизей", который состоялся в воскресенье 14 мая 1922 года. Вход для рабочих, красноармейцев и служащих был бесплатный.[5]

Если в самом начале 1922 года по всей Москве работало считанные единицы кинотеатров, то уже к концу года их число превысило седьмой десяток.

Николай Лебедев, заместитель заведующего подотдела ВФКО, а затем и Госкино, неоднократно поднимавший вопросы касающиеся проблем кино, на страницах газеты "Правда" писал:

   «За шесть месяцев агитационной «кинокампании», раз­вернувшейся в прессе, а также в партийных и профессио­нальных организациях, положение с кино в стране значи­тельно осложнилось.
Число кинотеатров во много раз стихийно возросло. За отсутствием точных статистических данных экономическо­го анализа этого роста произвести нельзя. Но не подлежат сомнению два факта: во-первых, эксплуатация кинотеат­ров даже в наше далеко не сытое время, даже несмотря на жесточайшее давление наркомфиновского пресса,— дело весьма выгодное. Это явствует хотя бы из того, что за ки­нотеатральную коммерцию берутся все, кому не лень, и все работают не без прибыли. И, во-вторых, в этой погоне за кинотеатральными барышами частный капитал успешно обгоняет государственный. В Москве, например, из семидесяти - восьмидесяти кинотеатров только пять принадлежат Госкино Наркомпроса, около пятнадцати — другим совет­ским учреждениям, все остальные — частным предприни­мателям.
Это обстоятельство, в настоящее время приносящее зна­чительный ущерб нашим финансам, завтра, когда мы нач­нем борьбу за внедрение своего, советского кинорепертуа­ра, будет играть отрицательную роль и в идейном отноше­нии. Никакого органа, который стоял бы на страже интере­са пролетарского государства, ведал бы кинотеатральной сетью, до сих пор нет. Стихия предоставлена самой себе и работает не на нас.
...Перейдем к прокату кинокартин, управляя которым можно не только диктовать свою волю производителю фильмов (владельцу кинофабрики) и потребителю их — ки­нотеатру, но и извлекать огромные средства на развитие кинопроизводства. В области проката расцвела анархия еще большая и даже более вредная, чем в области теат­ров.
Год назад единственным монопольным прокатчиком в РСФСР был Фотокиноотдел Наркомпроса. А в настоящее время только в одной Москве прокатными операциями за­нимаются девять легальных предприятий (есть и нелегаль­ные). Из них три государственных, усердно конкурирую­щих друг с другом (Госпрокат, трест «Кино-Москва» и Сев запкино), и шесть частных, за каждым из коих стоит та или иная иностранная фирма, снабжающая их в кредит своими картинами и ждущая возможности проникновения в Рос­сию.
В Берлине на почве прокатной спекуляции вокруг «рус­ского кинорынка» возникла буквально золотая лихорадка. Картины «с лицензом на Россию»1 рвут друг у друга. Их покупают представители Внешторга, ВФКО, треста «Кино­Москва», частных московских и провинциальных прокат­ных контор, рижские и ревельские дельцы (для «транзи­та»), дипломаты и сотрудники миссий, летчики «Дерулуфта»2 ... Конкуренция и ажиотаж даже между госорганами превосходят все степени допустимого. Цены на фильмы ежечасно скачут вверх. Советскому рублю роется еще од­на яма.
Ясно, что дальше подобного рода анархия в области ки­нопроката терпима быть не может. И не только по причи­нам идеологическим, но и по причинам экономическим.
Что касается нашего современного производства филь­мов, то не будет большим искажением истины, если ска­зать, что его нет. А между тем только в создании его и воз­можен выход из тупика, в который зашли мы в вопросе о борьбе с идеологическим воздействием на массы современ­ного мещанского кинорепертуара.
Вся российская кинематография должна быть разделе­на на две части: в первую, доходную, войдут коммерческие кинотеатры, современный коммерческий прокат и будущее кинопроизводство частных фирм. Из этой главным образом частновладельческой кинематографии нужно выжимать средства для другой, пролетарской, социалистической кине­матографии.
В пролетарскую кинематографию войдут рабочие и красноармейские кинотеатры, прокат приемлемых для нас культурфильмов и новое, советское кинопроизводство, ко­торое поначалу будет, конечно, весьма слабым. Пролетар­ской кинематографии должны быть предоставлены всячес­кие льготы, вплоть до полного освобождения от на­логов.
Постепенно, с ростом платежеспособности рабочих масс и крестьянства, с накоплением   средств, извлекаемых   из коммерческой кинематографии, с организацией крепкого ядра новых, преданных революции кинопроизводственни­ков, мы сможем перейти в наступление, дать «последний и решительный бой» «Танцовщицам Бериллам» [так в книге, правильное название фильма «Танцовщица Барберина»; Die Tänzerin Barberina,1920] и утвердить в кино нашу идейную гегемонию!».

"Правда"  14.01  1923  г.

Печатается  с сокращением и небольшой стилистической правкой.
1   Лиценз на фильм — оплачиваемое по договоренности юридическое право на размножение и прокат кинокартин в пределах той или иной страны (или группы стран). «Лиценз Россию» — право проката иностранного филь­ма в границах СССР.

2   «Дерулуфт» (Deruluft) — смешанное германо-советское общество воздушных сообщений.[6]

Для наведения порядка с прокатом и дальнейшего развития советской кинематографии необходимо было реформировать ВФКО.

 19 декабря 1922  года  Всероссийский фотокиноотдел преобразуется в «Госкино» (Центральное государственное фотокино предприятие).[7]

   Одно из подразделений Госкино стало называться Госкинопрокат. В его распоряжение перешла государственная прокатная контора с ее местными отделениями, и монопольное право на прокат всех кинофильмов на территории РСФСР, а после 30 декабря 1922 года и СССР.  Приступить к работе прокату сразу не удалось, инструкция по применению  постановления Госкино, была утверждена только 17 февраля 1923 года. С этого момента промышленное производство и коммерческая деятельность Госкино стала подчиняться Высшему Совету Народного Хозяйства (ВСНХ).
     Председателем правления Госкино был назначен бывший начальник ВФКО Л.А. Либерман, но уже в мае  он был снят с должности, новым руководителем стал Э.С.Кадомцев.

3-логотип-Госкино

Таким логотипом была отмечена вся рекламная продукция Госкино ранее называвшийся ВФКО Наркомпроса.
Госкино располагался по адресу Москва, Малый Гнездиковский пер., 7 . Здесь же находилась первая прокатная контора Госпроката, вторая контора была по адресу: Леонтьевский пер, 24

      В феврале Губполитпросфет через газету "Вятская правда", уведомил жителей губернии, что три городских кинотеатра "Колизей", "Прогресс" и "Биоскоп" с конца января  приведены в порядок. Закуплена новая мебель, в "Прогрессе" сделана роспись стен в зрительном зале и фойе.  В ближайшее время сообщалось, ожидается поступление боевиков.

    Пока в городских кинотеатрах шел ремонт, на это время, первым экраном города стал бывший кинотеатр "Одеон", который работал как клуб. Показ начали с 17 января, продолжив 18 и 19. Реклама сообщала: Демонстрируется боевик "Дочь Нана" драма в 5 частях.

     Так, под видом боевика, рекламировали старую картину. Бульварную историю молодой девушки, дочери известной кокотки Нана. Фильм был поставлен Торговым домом "Creo"  в 1916 году. Режиссер и сценарист  Иванов-Грай. Среди актеров, снимался  популярный актер и исполнитель песен  Александр Вертинский в роли художника Кута,  а так же Владимир Кванин, Любовь Ненашева, Владимир Кривцов.

4-реклама-Прогресс
                                                                                                                               
      Обновление фильмов предполагалось производить каждые три дня.  Такая схема была общепринятой и единой для всей страны. Сеансы начинались в будни с 7 часов вечера, в воскресенье и праздничные дни с 6 часов. Предварительной продажи билетов не было.
      За сеанс показывали один полнометражный фильм, состоящий из 5-7 частей, или несколько короткометражных.  Каждая часть демонстрировалась 15 минут, при стандартной скорости проекции немого кино 16 кадр/сек. Сколько частей в фильме, всегда писали на афишах и газетной рекламе, отсюда легко можно было посчитать продолжительность сеанса. С приходом звука в кино, скорость проекции увеличится до 24 кадр /сек., а время просмотра одной части сократится до 10 минут.


5-Биоскоп-реклама

   Кинематограф "Биоскоп" рядом с гортеатром. Угол улиц Коммуны и Карла Маркса. На одном рекламном объявлении в газете, сразу под названием кинотеатра,  было добавлено в скобках (Школьный городок).  Об этом кинематографе нет ни одного упоминания в советской краеведческой литературе посвященной кино. Современные статьи так же мало добавляют информации.  Точный адрес "Биоскопа" удалось  найти в "Списках абонентов Вятской Городской телефонной сети" 1923 года,   ул. Коммуны, 33, с телефоном  под номером 81.[8]  Зрительный зал был рассчитан на 400 мест, это было немногим меньше чем в "Прогрессе" или "Колизее".

   Школьный городок в этом справочнике располагался по тому же адресу,  но с телефоном  1-90.[9]  В "Списках абонентов Вятской Городской телефонной сети" 1922 года  информация о "Биоскопе" отсутствует,  по причине того, что списки были составлены по состоянию на 1 марта 1922 года, когда кинотеатр еще не был открыт, он откроется немного позднее.
   Интересно было сравнить два этих справочника. Справочник 1922 года рассчитан на 500 номеров, хотя до революции число абонентов достигало 550.[10] Если открыть первый  отдел, где списки абонентов расположены  по порядку номеров, можно обнаружить одну особенность, часть номеров не имела информации. Например, под номерами 2, 4, 15, 18, 19, 25, 30...   и другими, пустое поле. Кинотеатры "Прогресс" и "Колизей" в этом справочнике значатся под номерами  4 - 70 и 4 - 97.[11]  Номер 4-97 использовался  "Колизеем" с самого открытия в 1913 году.
   В Списках абонентов 1923 года, таких пустых полей стало меньше, но сами списки при этом "похудели" на 100 номеров. Из 500 абонентов осталось 400. Последний номер 400 значится за Почтово-телеграфной конторой.[12] Не понятно, по какой причине уменьшилось  число абонентов, но "Вятская правда" периодически оповещала на своих страницах  о происходящих изменениях в телефонной сети. Какие-то организации выбывали, другие наоборот, появлялись. Кинотеатрам присвоили новые номера, у "Колизея" появился красивый номер 1-11 , "Прогрессу" достался 1-85, "Биоскопу" 81 [13] В дальнейшем, вплоть до модернизации, связанной с переходом на четырехзначные номера и автоматический стандарт телефонной станции в 1932 году, номера телефонов у "Колизея" и "Прогресса" не менялись.

   Национализация телефонных сетей и оборудования проходила одновременно с национализацией кино и фото предприятий.[14]  Если кинотеатры, как очаги просвещения, сохранили за собой телефоны,  то фотографические заведения остались без связи.
    Даже в ателье фотографа с мировым именем Сергея Лобовикова, замолчал телефон.  Номер 35, который можно увидеть на части  его дореволюционных паспорту, в 1922 году числился за Военно-продовольственным пунктом станции Вятка-I.


Удостоверение-Лобовикова

9 марта 1920 года, наркомом просвещения А. Луначарским, будет подписано охранное  удостоверение, на основании которого фотографическая мастерская со всем оборудованием и материалами, принадлежащая С. Лобовикову  реквизиции или конфискации не подлежала.[15]  На первое время это была хорошая защита.

    Телефон фотографии М. Шиляева 4-32, перейдет к Уездному Отделу Труда. Единственный фотограф, который остался с телефоном был Петр Григорьевич Фалалеев. Но с лета 1917 года, он уже фотографией не занимался, в его доме на Пупыревской площади расположится Вятский городской комитет РСДРП(б), а позднее редакция газеты "Вятская правда". При его помощи и поддержке выходили и распространялись первые номера этой газеты. Фалалееву поручали важные партийные задания. Бессменный депутат Горсовета, работал на многих ответственных постах: руководителем комиссии по национализации частной собственности, уполномоченным по подавлению белогвардейских восстаний, в Испарте. В 1920е был назначен комиссаром городских кинематографов.  Возглавлял  Добровольное пожарное общество (ДПО).



Петр-Фалалеев-1921-г
Петр Григорьевич Фалалеев у кинопроектора 1921 г

   Касаясь истории "Биоскопа", могу добавить, что впервые киносеансы с таким названием появились в Вятке в начале ХХ века. Это была модель проектора с ручным приводом и электрическим дуговым фонарем, спроектированного в США в 1897 году. Владелец американского   "The American  Bioscope", господин Кржеминский, в свой третий приезд в Вятку, в 1906 году отличился тем,  что наряду с обычными сюжетами, впервые показал горожанам кино для взрослых, "парижского жанра", собрав в городском театре весь вятский бомонд. (Подробнее об этом можно прочитать
здесь).
    Программа  составлялась так, чтобы не было повторов, то, что показывали в одном кинотеатре, в другом уже не повторяли, городская публика имела возможность смотреть новые фильмы почти ежедневно.
   С третьей декады февраля все три городских кинематографа, одновременно, приступили к демонстрации фильмов одобренных  управлением государственного кинопроката. Но вновь созданная прокатная организация, при отсутствии средств и опыта закупок заграничных фильмов,  не смогла обеспечить ими  все кинотеатры в стране. Собственного запаса  для бесперебойной работы явно не хватало. Нерегулярная отправка картин из Москвы, задержки, приводила к простою кинотеатров, отражаясь на их работе. В первом отчете Вятский  Губполитпросфет  сообщал:

«За последнее время положение кино крайне неудовлетворительное, т.к. по Колизею на первую половину марта имеется дефицит около 3 т.р. т.к. Колизей почти с 1 марта по сие время не работал за неимением картин, таковые были получены из Москвы через представителей Вятки, высылались крайне неаккуратно. Были сделаны неоднократные запросы о причинах не высылки картин, результата до сих пор нет, а потому Колизей стоит…».


Кинотеатр " Колизей" ул. Дрылевского , 49. фото 1920х

    Закупаемые зарубежные фильмы предстояло перевести  на русский язык, добавить пояснительный текст и посредством монтажа придать им соответствующую идеологическую окраску. Заведующей студии Госкино, и редактором надписей  готовившихся к выпуску фильмов, была назначена Эсфирь Шуб. К монтажу иногда привлекали начинающих режиссеров, чьи имена, потом войдут в историю советской кинематографии С. Васильев и Г. Васильев, С. Эйзенштейн, Г. Александров. Братья Васильевы в 1925 году займут место Э. Шуб после ухода ее в организацию "Кино-Москва". Но в основном,  за монтажными столами работали специалисты с очень низкой квалификацией.

   Порой вмешательство было таким, что полностью меняло авторский замысел.
Например, немецкий фильм  "Доктор Мабузе" (иногда писали "Доктор Мабузо") монена экраны в августе 1924 года под названием "Позолоченная гниль", в редакции молодого, еще театрального режиссера Сергея Эйзенштейна и Эсфирь Шуб. Оригинальную версию, состоящую из 22 частей, в результате перемонтажа сократили до 6, из 17 000 метров пленки осталось 1 600.

8-Позолоченная-гниль-15-16-17-августа
С 15 августа 1924 года этот фильм начал демонстрироваться на экранах Москвы.

«Переделывать его нам пришлось несколько раз. Вместо многосерийного он стал двухсерийным, а потом мы довели его до метража обычной программы. Нам пришлось заново к перемонтажу придумать и сценарный план и текст надписей. Исчезло даже название "Доктор Мабузо". Фильм был назван "Позолоченная гниль". Фильм предваряла длинная надпись. Кстати, это считалось обязательным и необходимым почти во всех перемонтированных фильмах. Я привожу ее целиком, потому что она дает представление о том, в каком направлении шла работа
Вот эта надпись: "Международная бойня привела империалистическую Германию к разделу и капиталистическому краху. И в то время когда рабочий класс делает невероятные усилия, чтобы  поддержать свое существование и дать отпор иностранным и своим хищникам, люди, не участвующие в войне и в ее тяготах, привыкшие во время войны к праздной жизни, к спекуляции и авантюризму, продолжают заниматься этим и после войны, ведя распутный и азартный образ жизни".

Как видите, достаточно примитивно-агитационно и лобово, не говоря уже о том, что эта надпись занимала двадцать четыре метра! Длилась минуту. Это в немом кинематографе!».[16]

   Григорий Александров в своей книге "Эпоха и кино" вспоминал, что вместе с С. М. Эйзенштейном тоже принимал участие в монтаже «Доктор Мабузе».

«С марта 1923 года, еще до «Кинодневника», мы с Сергеем Михайловичем погружаемся в фильмотеку Госкино, где с энтузиазмом занимаемся монтажными экспериментами...

Доктор-Мабузо

Нам был выдан для переработки фильм Фрица Ланга «Доктор Мабузе». В нем снимался знаменитый артист Клай Рогге и было порядочно напущено мистического тумана. Мы ограничились тем, что как следует «почистили» картину. Путем перестановки некоторых эпизодов и введения дополнительных надписей нам удалось в этом фильме выявить его социальное значение».[17]

     С конца 1922 года в городе и губернии был введен новый налог с публичных зрелищ и увеселений. Налог взимался с платных входных билетов и являлся дополнением (в определенном процентном отношении) к основной цене входных билетов и для кинематографа составлял 25% от стоимости.[18]
     Еще один местный налог осуществлялся с плакатов, афиш и световых реклам. Расчет производили исходя из площади рекламы за каждый квадратный вершок, и тиража.  С 1 января 1923 года размер по этому налогу был увеличен в два раза. [19]

     Кроме  налогов, усилился цензурный надзор. Весной, в апреле  вышла Инструкция Вятского Гублита  о порядке по осуществлению контроля за репертуаром.

Вот несколько пунктов из Инструкции:

1. Ни одно произведение не может быть допущено к публичному  исполнению или демонстрированию без разрешения Губернского Комитета по контролю за репертуаром при Гублите или соответствующих местных органов.

2. Лица и учреждения, желающие получить указанное разрешение, представляют в органы контроля: а) для произведений музыкальных, драматических и эстрадных – текст в четырех экземплярах, ноты – в  двух экземплярах;
б) для произведений кинематографических, а также для  диапозитивов – четыре экземпляра заполненных по установленной форме заявлений с приложением четырех экземпляров текстов надписей  и краткого содержания картины;

10. Все существующие зрелищные предприятия, как постоянного, так и временного характера должны зарегистрироваться в губернском Комитете по  контролю за репертуаром или его местных органах не позднее 25 июля сего года.

13. Для обеспечения возможности осуществления контроля над  исполнением произведений все зрелищные предприятия отводят по  одному постоянному месту не далее четвертого ряда, для органов Гублита и отдела политического контроля ГПУ, предоставляя при этом бесплатную вешалку и программы.

15. Публичное исполнение и демонстрирование произведений без надлежащего разрешения, как равно и допущение исполнения и демонстрирования таковых в помещении, находящемся в ведении  администрации зрелищ, карается по ст. 224 Уголовного Кодекса  Р.С.Ф.С.Р.

Заведующий Гублит    Баскова
Инспектор зрелищ  Четвериков
Уполномоченный политконтроля ГПУ Фишер [20]

Еще один новый контролирующий орган, созданный в феврале 1923 года Главрепертком, инструктировал Гублиы:

«1. Нужно иметь в виду, что производство кинокартин в Советской России только еще налаживается, что больше всего прокатываются сейчас картины или старые, или полученные из-за границы, содержание которых переполнено обывательщиной и мещанским духом.

2. Главная задача Репертуарного Комитета состоит в том, чтобы из этих картин выбросить наиболее вредные места, а остальному, путем изменения надписей и т.д., придать, по возможности, критическое освещение.

3. Исходя из этого, даже разрешенные к демонстрированию кинокартины не следует считать рекомендуемыми, а лишь допустимыми, и самим контрольным органам следует сообразовываться с аудиторией, среди которой данная лента будет демонстрироваться».[21]

    В августе была  введена  оплата гербовым сбором   письменных обращений и удостоверений при которых предоставляются произведения для просмотра на право их постановки или демонстрирования.[22]
    Введение государственной монополии, при отсутствии конкуренции, привело к дороговизне проката, кроме того, появление новых налогов 1923 года, повлияло на повышение цены на входной билет. А безработица, затронувшая большие слои населения, отразилась на снижении посещаемости. В результате этого, небольшие кинотеатры повсеместно стали закрываться.
    По состоянию на 31 июля на Вятской бирже труда состояло 2212 человек мужчин и 1953 женщины. Наибольшее число безработных было среди чернорабочих, совслужащих, кожевников и металлистов. [23]

  

Продолжение здесь

________________________________________________________________

1. Статья № 434. Постановление Народного Комиссариата Труда.
Об еженедельном понедельничном отдыхе и праздничных днях работников зрелищных предприятий.  («Изв. ВЦИК» от 3 сентября 1919 г.  № 194 )

2. Статья № 433. Декрет Совета Народных Комиссаров. О переходе фотографической и кинематографической торговли и промышленности в ведение Народного Комиссариата Просвещения. («Изв. ВЦИК» от 2 сентября 1919 г.  № 193 )

3.  В. И. ЛЕНИН т. 44 стр. 360-361

4.  В. И. ЛЕНИН т. 44 стр. 579

5.  "Вятская правда" 13.05. 1922 г. стр. 4

6.  Николай Лебедев. "Внимание: кинематограф"! О кино и киноведении. Статьи, исследования, выступления. М. Искусство 1974г. стр. 44-46
Список шести частных прокатных контор в Москве, о которых упоминает автор в газете:
  1. Художественный коллектив "Русь" контора, Леонтьевский, 24 (1920 г.)
  2. Киноорганизация "Елин, Задорожный и К0" (1921г.).
  3. Кинотоварищество "Факел" (1921 г).
  4. Киноконтора "Экран",  А.Л. Саввы. Дегтярный пер. 11 (1921г.)
  5. Кинолаборатория "Минерва" Н. Л. Миневрин ул. Тверская, 21 кв. 4 (1922г.)
  6. Кинотоварищество "Л.О. Дранков и Н.В. Морозов" (1922г.)


7.  Декрет СНК РСФСР «О преобразовании ВФКО Наркомпроса в Центральное государственное фотокинопредприятие (Госкино)». 19 декабря 1922 г.

8.  "Список абонентов Вятской Городской телефонной сети"  на 1 апреля 1923 г., ВЯТКА, 1я типо.-лит. бум.-пол. треста 1923  стр. 9

9.  там же стр. 12

10.  "Алфавитный Список г.г. абонентов Вятской Городской телефонной сети"  Составлен  1 мая  1913 г., ВЯТКА, 1913 г.  стр. 5

11.  "Список абонентов Вятской Городской телефонной сети"  на 1 марта 1922 г., ВЯТКА, 2я Государственная типография 1922 г.  стр. 18

12.  "Список абонентов Вятской Городской телефонной сети"  на 1 апреля 1923 г., ВЯТКА, 1я типо.-лит. бум.-пол. треста 1923  стр. 18

13.  там же стр. 57

14.  Статья № 344. Декрет Совета Народных Комиссаров. О национализации телефонных сообщений Российской Республики.   («Изв. ВЦИК» от 6 июля 1919 г.  № 146 )

Статья № 586. Декрет Совета Народных Комиссаров. Об учете телеграфных и телефонных аппаратов. («Изв. ВЦИК» от 23 декабря 1919. № 288 )

15. "Сергей Лобовиков". Русский мастер художественной фотографии. Кировский областной художественный музей им. В.М. и А.М. Васнецовых 1996 г. стр. 44

16.  Эсфирь Шуб "Крупным планом"  М. Искусство 1959г.  стр. 68-69

17.  Г.В. Александров  "Эпоха и кино". М. Политиздат 1976г.

18.  На основании постановления Вятского Губисполкома от 12 октября 1922 года в порядке положения об этом налоге утвержденном постановлением ВЦИК и СНК о введении налога с публичных зрелищ и увеселений от 22 июня. («Изв. ВЦИК» от 25 июня, № 139).

19.  Постановление Вятскгого  Губисполкома от 12 октября 1922 г. в порядке п. 20 в перечня местных налогов и сборов, утвержденного ВЦИК  и Совнаркомом 29 августа 1922 года.

20.  Инструкция издана на основании § 5 Декрета СНК РСФСР «О Комитете по контролю за репертуаром (Главреперткоме) от 9 февраля 1923 г и постановления Президиума Вятского Губисполкома от 27.04.23 г.

21.  ЦГАЛИ СПб, ф. 317, оп. 3, д. 12, л. 7-8 об.

22.  Распоряжение центр налога от 14 мая 1923 г за № 551079 и циркулярного письма №  4 Главного комитета по контролю за репертуаром.
23.  "Вятская правда" 10.08. 1923 г. стр. 4


Tags: 1923, Биоскоп, Вятка, Госкино, Кино, Лобовиков, Миньков, Троцкий, Фалалеев, Чарушин
Subscribe

Posts from This Journal “Кино” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments