Андрей Курятков (a_kuryatkov) wrote,
Андрей Курятков
a_kuryatkov

Categories:

Именины в вятском селе. 1906 г.

Иван Куликов 1902  Чаепитие в крестьянской избе
Иван Куликов "Чаепитие в крестьянской избе" 1902 г.  (Конкурсная работа на Золотую медаль Академии художеств.)

Сегодня отмечают день памяти святителя Андрея, архиепископа Критского,
благоверного великого князя Андрея Боголюбского и преподобного Андрея Рублева.
Один из них мой святой.

Интересно вспомнить как отмечали именины более 100 лет назад, в Вятской губернии. Предлагаю отрывок из газетной заметки 1906 года.
       Деревенские разговоры.
  В воскресный день в селе В. в избе имянинника* Ивана Садилова пир. Гостей человек с десяток всякого возраста. На столе, покрытым домотканой скатертью, стоят полупорожняя четверть водки; бутылка грошового портвейну и бутылка вишневой наливки; распластанный пирог с соленой рыбой, пироги с пшеном и яйцами; на одной тарелке накрошены огурцы, на другой остатки от двух селедок  с луком; в глубокой тарелке наложены грудой аладьи, печеные на бараньем жире и   на большом    деревянном блюде жареный кусок баранины; на скатерти ворох нарезанных ломтей черного и ситного хлеба.
       Все гости, в том числе и бабы, под хмельком, а сам хозяин, Иван Егорович, уже изрядно подвыпил. Пил он с утра, как и подобает имяниннику. Здоровое, ве­снушчатое лицо его красно как кумач.
   Дверь в избу раскрыта для про­хлады и на пороге ее появляются два новых гостя: старый, но очень бодрый отец Гавриил и молодой громадного роста дьякон Стефан Маккавеев.
 

  Иван Егорович приподнимается с некоторым усилием со скамьи и бредет, пошатываясь  навстречу почетным гостям. Улыбается. Скла­дывает   горсточкой  правую руку, кладет ее в горсточку   левой и подходит под благословенье к отцу Гавриилу. За ним проделывают то же самое все гости и домочадцы за исключением чуть не столетнего деда, который никак   не может при­встать со скамьи, куда он приполз со своего постоянного   местопребывания на полатях.
   Обряд благословения выполнен истово, и хозяин указывает батюшке на никем незанятое место в красном углу.
— Пок... кор... нейше прошу, отец Га...а...а...вриил.  У Садилова немного заплетается   язык.
— Погоди, Иван. Прежде помо­лимся и благословим трапезу. Е...ге...ге! Да вы почитай что и оттрапезовали. А ты, Егорыч, уже и изрядно укомплектовался.
— Про...стите великодушно, ба­тюшка. Ждали, ждали, да и не вмоготу стало. И на пищу то больно тянет, да и самая эта казенка к себе манит. Не вытерпели.
— Да я и не в претензии. Сам виноват. Уж больно интересная се­годня газета пришла. Всю от доски до доски прочитал. Ну, и позапоз­дал малость. Не тебе у меня, а мне у тебя прощения просить.
— Иван Егорович, ты бы во­дочку то из четвертной в графинчик перелил, а то уж больно не­ловко из такой большой посудины в рюмку булькать. Неравно ошибешь­ся, прольешь, а влага то драгоценная. Не так ли?
— Марья, а Марья, живее в графинчик нацеди. Только простите, отец Гавриил, графинчик-то наш с изъянцем. У горлышка краешек откололся.
— Не беда.
   Когда водка была налита в графин, отец Гавриил засучил ле­вой рукой рукав рясы правой руки, налил вино в рюмку и благословил содержимое.
— Ну, теперь с праздником. С днем Ангела честь имею поздравить. Наливайте все и выпьем за здо­ровье хозяина. Дьякон, а ты разрешишь?
— Да разве уж для   такого экстренного случая. Давно не пивал
возгласил дьякон густым, как из бочки раздавшимся, басом.
— Сердце видно не камень? — пошутил отец Гавриил.
   Только тогда,   когда отец  Гавриил и хозяин дома, а за ними и все гости выпили по первой, все усе­лись за стол, или поодаль стола на голбчике и на приставленных к окнам скамьях. До того все стояли и скромно ожидали окончания всех, обычно проделываемых в таких случаях, обрядов.   Завязалась беседа.
— Ну, как у вас ноне ржи и овсы? Травы я видал хорошие. Мимо вашего луга на Забродном поле я ехал.
— Ничего, отец Гавриил. Не то чтобы сильно хороши, а так себе — средственные хлеба уродились. И то хорошо.
— Благодаренье Создателю. Неча Бога гневить, раздались голоса.
— А Кудлаевский луг, опять ныне в аренду у Семена Петровича брали?
— Не, ноне не брали. Семен Петрович цену повысил, для нас не подошло ведь за четыре версты сено то возить надо. Взяли гавриль­цовские, луг ведь у них под руками, — ответил степенный мужик, один из местных крестьян богатеев.
— И без Кудлаевскаго луга про­живете — заметил дьякон.
— Вы в этом году травы то вдвое накосите. Своей довольно будет. А на барина, однако, сердце поимели, что цену накинул? Признайтесь?
— Пошто сердце иметь. Это негоже. Земля евонная, он в ней и влажен.
— Умницы вы — похвалил отец Гавриил.— Вот в прочих местах не так говорит. Там немного и просят. Пришло время косить; взяли мужики косы и марш на барские лу­га. Скосят чужое сено и к себе увезут.
Вы это, отец Гавриил, в газетах поди вычитали? — спросил священника молодой с быстрыми глазами парень.
— Я про это и сам читал. Да что сено силком увезти, это у них плевое дело. Нет, ребята не то еще они проделывают: усадьбы пожгут, скот весь изведут и все, значить, что только есть в усадьбе, разграбят...
—  Слыхали.
—  Креста на вороту у них нет.



"Вятский вестник" 1906 г.
___________________________
* Имянинник - так в тексте.

Tags: 1900е, Вятка, Вятская губерния, День Ангела, Именины, Праздник, Пьянство
Subscribe

Posts from This Journal “Именины” Tag

  • День Ангела. 17 июля.

    Сегодня день памяти трех Андреев. Сегодня мы чтим память Святителя Андрея Критского Преподобного Андрея Рублева и моего Святого благоверного Великого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment