Андрей Курятков (a_kuryatkov) wrote,
Андрей Курятков
a_kuryatkov

Categories:

Николай Чудотворец.

С.С. Боим
Художник: Соломон Самсонович Боим (1899—1978)


▼  ▼  ▼

     Жил-был в селе богатой мужик. Приходит к нему бедной мужик из того же села, просит муки на квашню. «А что дашь в заклад?» – «Да ничего у меня нет, есть только икона Миколая Чудотворца». – «Ну, неси ее! Не отдашь долгу в срок, дак расколю да в печку брошу непременно!»

     А тут сидел парень из того жо села, слушал все это. Приходит домой и говорит матери: «Мать, непременно надо выкупить Миколая Чудотворца! Тому мужику не на что будет выкупить. Пойду, буду дрова рубить да продавать, чё-ко заработаю!» Приходит через десять дён (срок-от был этот) к богачу, приносит выкуп.
    «Выкупил такой-то мужик Николая Чудотворца, что в заклад принес?» – «Нет, не выкупил». – «Я выкуплю». – «Давай деньги!» Принес парень икону домой, поставил на божничку.

    Потом думает, как денежки нажить? А была когда Нижегородска ярманка. «Поеду товар возить! Лошадь-то хоть плохонька, а все-таки повезет сколько-нибудь!» Поехал.

Немножко попоехал, старичок идет путем-дорожкой: «Молодец, посади меня!» – «Повезти-то бы повез, да лошадь больно плохая: не повезет, пожалуй». – «Ну, сколько повезет! Не повезет, дак пешком пойдем». Посадил; сели, поехали. Лошадь и бежит и бежит – чем дальше, тем лучше. «Надо покормить лошадь: устала!» Заехали на квартиру ночевать. Надавали корму; она корму не поела, а сыта стала. «Поедем, – говорит, – вперед!» И так ехали, ехали и до Нижегородской ярманки доехали.

     Остановились там где-то, на постоялой двор ли, чё ли. Услыхал, что жеребей кидают: кому идти ночевать. Царевна-дочь с ума сошла; умерла, в церкви стоит; кто станет отчитывать, того она и съест, сгрызет. А он искал себе подводу. «Кто бы нанялся караулить покойницу, я бы дал сто рублей!» – «Постой, я дедушки спрошу: может быть, мне можно». Пошли.

    «Дедушко! – говорит. – Вот рядят ночевать, дают сто рублей». – «Рядись! Возьми у меня палочку-тросточку, очертись кругом, молитвы читай. Она часов в одиннадцать встанет из гробу, скакать будет в круг; ты, – говорит, – не оглядывайся!»...

     Петухи пропели. Она опять легла в гроб. Приходит утром сторож, стучится у двери: «Господи Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй нас!». А он отвечает: «Аминь!» Пришли к царю. «Не съела, – говорит, – отвечает: Аминь». Выпустили.

    Другому очередь пришла в церкви читать. Рядят опять на базаре, дают двести рублей. Приходит парень к дедушке: «Идти ли?» – «Иди! Теперь тебе потруднее будет: она сильнее будет скакать. Возьми мою тросточку, очертись кругом». Пошел; опять очертился; стоит, читает молитвы. Она рвалась, скакала, скакала: все хо тела ворваться в круг-от к ему, только что никак не может ворваться. Опять петух пропел, она опять в гроб легла. Сторож приходит: «Господи Исусе Христе, сыне Божий...»
Объявил царю, что другую ночь ночевал один человек и все живой остается.

   Опять очередь, третьему купцу. Тот уж дает триста ему за ночь: «Эта самая трудная будет тебе ночь!» Дал опять тросточку: «Очертись кругом, читай! Она будет скакать, зубами скрежетать; ты стой, не оглядывайся». Он стал.

   Он читает, она за ним стала читать; он Богу молится, она стала молиться. Пропел петух, она осталась тут, никуда не девается. Он вышел из кругу, взял ее за руку: «Ну, теперь живые стали?»

   Приходит сторож: «Господи Исусе Христе, сыне Божий, помилуй нас». Они оба в один раз «аминь» кричат. Сторож их не выпустил; побежал объявить царю эдакую радость: она живая стала.

   Их сейчас к себе он потребовал, парочку. Одели их с ног до головы. Наградил его: дал тройку лошадей, экипаж – всё, в подарок, полцарства отсулил ему. Обвенчали, повезли в свою сторону.

   Ехавши мимо реки, он говорит: «Айдате этта посидим!» А царевна все сидела невеселая, зачумливая. Он взял да ее поперек-то рассек, этот старичок. В ей полно было гаду набито, зверье всяко. Он все промыл; потом вспрыснул святой водой, она живая стала. Стала настоящим человеком, веселая и рассудительная, и все как следует.

   Не доехавши до дому верст пять ли, десять ле, старичок встал и говорит: «Ну, детушки, поезжайте! Я не буду уже с вами больше». Они только плакали, уговаривали; он не согласился: «Я с вами долго путешествовал! Теперь домой мне надо поспешить!»

   Подъезжают к деревне ко своей со звоном. Мать плачет: «Ох, милой! Он, видно, в беду попал! Суд, видно, едет: последний у нас домишко отберут!» Узнала, что сын едет, обрадовалась: «Батюшко, седни у меня две радости: Николай Чудотворец нашелся!.. Как ты уехал, пришла я: не стало у меня Николая Чудотворца на божнице. Не стало и не стало! И не знай, куды делся, кто украл. Прихожу сегодня: Николай Чудотворец на месте, и словно светло у меня стало в избе-то».

  Построили они дом. Стали жить-поживать. А тот богач-от задавился.


Д. К. Зеленин. Великорусские сказки Вятской губернии
Петроград : тип. А.В. Орлова, 1915.
Зап. от Е.В. Ложкиной в с. Сосновка Сарапульского у. Вятскокой губ.

Tags: Вятка, Сказки
Subscribe

Posts from This Journal “Сказки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment